Уральские горы: почти экстремальное путешествие

Внутренний туризм ныне в тренде. Для любителей пешего туризма природа России приготовила множество красивейших мест. Если глянуть на карту куда-нибудь дальше Кавказа, то можно отправиться, к примеру, в Уральские горы. Наш автор Виктория Левина не так давно совершила путешествие по нескольким маршрутам Урала, набралась незабываемых впечатлений и рассказала о том, как важно соблюдать правила туристической безопасности.

Любителям нематрасного отдыха, почти спортивного туризма и по-настоящему первозданной и нетронутой человеком природы, посвящается мой рассказ о походе на Таганай. Сразу оговорюсь, что я – турист-любитель, у меня нет разрядов, я не проходила маршруты повышенной сложности, но речь пойдет о том, как важно, находясь на лоне дикой природы, всегда иметь при себе компас, подробную карту, фонарик, воду, спички, топорик и теплую одежду. Это минимум выживания в ситуации, когда вы заблудились в лесу. Даже летом.

Зюраткуль: шашлычная зона у Уральских гор

Поход нашей небольшой группы состоял из трех пунктов: Национальный парк Зюраткуль, опять же Национальный парк Таганай и база отдыха на озере Тургояк. Фактически это были матрасный, экстремальный и вполне цивилизованный пункты нашего туристического меню.

Огромное озеро Зюраткуль – это фактически большая зона шашлычно-пляжного туризма с возможностью забраться в горы по эко-тропе. А там можно вволю наестся таежных ягод – брусники и голубики, насмотреться с вершины на хребты и пики Уральских гор. Устав от восхождения и спуска, можно прийти на пляж и вволю отдохнуть, поесть шашлыки, покататься на катамаранах, посетить парк и т.д. Сам парк вполне благоустроен: пляжи, кафе, автостоянки, магазины, форельное хозяйство с рестораном при нем… В целом, это вполне размеренный загородный отдых с возможностью развести костер и разбить палатку.

Следующим пунктом назначения у нас был Таганай, и я ожидала от него примерно того же. И сильно ошиблась!

Таганай шутить не любит

Оставив машину на стоянке, водрузив рюкзаки за спину и вооружившись распечатанной загодя картой, мы углубились в лес и начали долгое-долгое восхождение. Мимо вприпрыжку проносилась молодежь, не сбивая дыхания обгоняли нас спортсмены, а мы все устраивали и устраивали привал, освежались ледяной водой из чистейших горных ручьев, с удивлением смотрели на реликтовые, поросшие лишайником, ели. Уже сейчас стало ясно, что «зон шашлыка» здесь не будет. В который раз взваливая на себя ставшие пудовыми рюкзаки, мы переставляли и переставляли гудевшие ноги, понемногу взбираясь к месту стоянки. Восхождению, казалось, не будет конца. Вскоре нас обогнали даже выпивающие каждые пять минут «молодые люди» среднего возраста, при взгляде на одежду которых казалось, что они недавно вышли из бара. И это был наш личный позор.

Площадку для стоянки мы достигли уже после захода солнца, в кромешной темноте и ориентируясь буквально наощупь. Разбили палатку, нашли впотьмах дров и развели костер. Оказалось, что мы стоим на плато, поросшем невысокими соснами, зарослями дикой малины и брусники – и практически возле самого Откликного Гребня…

Откликной Гребень манил меня давно. Еще в классе десятом подруга рассказала мне такую легенду: скажешь свое самое заветное желание – и оно непременно сбудется (откликнется).

С Откликным Гребнем связан достоверный – и трагический факт: в предновогоднюю ночь 1947 года самолет-транспортник, летевший из Челябинска в Москву, потерял управление и врезался в скалы Откликного Гребня. На борту находились три военных летчика и два офицера, летевших в отпуск. Все погибли.

На следующий после восхождения день мы решили прогуляться до Лосиного лога. Наивные, мы просто не могли оценить расстояния, которые собирались преодолеть, и поэтому не взяли с собой ничего, кроме очень условной карты. Ни воды, ни фонарика, ни спичек. Поначалу шли по почти горизонтальной тропе, вьющейся по вершине невысокого хребта, вполне утоптанной. С обеих ее сторон в изобилии росли лесные ягоды, светило солнце, словом, ничего не предвещало. Взобрались на каменистую вершину горы Круглица, следуя меткам эко-тропы. И, наконец, увидели вдали бесконечный лес в низине и горы. К слову, вся эта прогулка заняла у нас около пяти часов. Так как пройдено уже было немало, решили возвращаться через Лосиный лог – выйти на дорогу и низом дойти до благоустроенной туристической стоянки, а оттуда наверх до нашего лагеря.

Лишь немного углубившись в дебри Лосиного лога мы поняли, что эко-тропа безнадежно утеряна. Но мы, ни разу не блуждавшие по непролазной тайге, решили, что «и так сойдет». Вот на карте ориентиры, времени до наступления темноты еще много, да и очень не хочется разворачиваться обратно.

Одним из наших ориентиров была речка. Но уже через полчаса мы ступали по щиколотку в болоте. И даже попытки прыгать с бревна на бревно не увенчались успехом: крепкие с виду стволы расползались под ногами без малейшего сопротивления. Приходилось продираться сквозь этот гнилой и сырой валежник, кусты, как минимум по щиколотку в воде. Кругом не было ни единого признака присутствия человека: ни кострищ, ни мусора, ни иных примет. И это было очень непривычно и даже пугало, ведь мы до сих пор ходили лишь испытанными туристическими маршрутами. Кругом была только непролазная, непросматриваемая даже на двадцать метров вперед чаща.

Раз у нас из-под ног вспорхнула стая грузных тетеревов, затем в высокой траве мы увидели примятые кем-то весьма большим – вполне возможно тем же лосем – лежанки, потом под сосной обнаружилось отхожее место какого-то хищного судя по помету зверя. К этому моменту стало уже страшно и даже отчаянно, ведь солнце клонилось к горизонту. Вы представляете, что значит остаться ночью в глухой чащобе современному человеку? Лучше не пробовать.

Хоть ориентиры уже утеряли свою актуальность, мы без конца разворачивали свою измятую карту, пытались понять, где мы находимся и выбрать верное направление. Интуиция мне подсказывала забирать правее, спутник же стал каким-то подозрительно спокойным и вяло перебирал ногами. Я упорно подгоняла его и уже чуть ли не молилась. И – о чудо! – мы услышали где-то вдалеке тарахтенье мотора. Закричали. Но нет, нас не услышали. Тем не менее, звук машины придал нам обоим сил и энтузиазма. И где-то через полчаса, в сумерках, мы вышли на проезжую дорогу. Пустую, но дорогу. И это было счастье!

Теперь предстояло добраться до стоянки. Это было еще несколько часов пешей «прогулки», большая часть их которой – круто в гору. Ноги просили пощады, но это уже было ничто по сравнению с пережитым страхом заблудиться в безлюдном непролазном лесу

Реликт советской эпохи

Впереди нас ждал Тургояк. На подъездах к базам отдыха было не пробиться – образовалась самая настоящая автомобильная пробка. Пробившись сквозь нее, мы увидели свою базу. Она оказалась не обновлявшимся с советских времен бывшим пионерским лагерем. Дощатые, крашеные зеленым, домики, будочки деревянных туалетов, круглая столовая… Сдавалось все это по какой-то совершенно смешной цене – около 300 рублей в сутки за домик. На пляж можно попасть, пройдя сто метров по солнечной роще, состоявшей из корабельных сосен. А озеро Тургояк – непередаваемой чистоты - зайдя по шею, можно разглядывать пальцы на ногах, изумительной прохлады – было достойной наградой за все пережитые испытания.

Комментарии 0