Китай: перевернутый мир

Небоскребы в виде остроконечных башен, карандашей, жемчужин. Суп Хо Го с галлюциногенными грибами и мыши в кляре. Чайные церемонии. Памятник Пушкину. Вереницы велосипедных стоянок. Зарядка по утрам всем кварталом и русская водка в императорском дворце. Это Китай. Такой разный и разбивающий все наши привычные представления о Поднебесной. Там все иначе. Даже ночь наступает вечером, а утро приходит раньше обычного…

Моя встреча с Китаем, куда мы отправились в командировку, началась с цветов. Коллеги из «Молодежной газеты» Пекина встретили нашу делегацию огромным букетом белых лилий. Мы обалдели: цветов было шесть(!). Чуть позже нам объяснили, что процедура дарения букетов лишь недавно вошла в моду в Азии и не имеет там строгих рамок – это всего лишь знак уважения или благодарности. Не больше. Поэтому их количество не имеет для них абсолютно никакого значения.

Делегат скорее сыт, чем мертв…

Едва оправившись от цветочного шока, мы столкнулись с другим казусом. Традиционный китайский обед состоит из 24 блюд. Конечно, все жители Поднебесной столько не едят каждый день, но гостей принято там встречать именно так. Китайцы очень серьезно относятся к трапезам, поэтому в их присутствии ни в коем случае нельзя отказываться даже от 18 или 23 (к примеру) блюда, отпускать какие-либо шутки в адрес стола, скрещивать палочки или (Боже, упаси) втыкать их в рис. Так происходит потому, что на протяжении тысячелетий этот народ голодал и более менее нормально стал питаться каких-то 20-30 лет назад.

Эти годы, разумеется, не смогли стереть из памяти генетический страх перед голодной смертью. Начинать трапезу и завершать её в Китае нельзя без разрешения хозяев стола. К праздничному обеду там обычно подают рисовую водку в 57% и кокосовое молоко. Для первого раза довольно тяжеловато, так что лучше не рисковать с алкоголем и пить осторожнее. Важно всего лишь поддержать тост, постучав донышком рюмки о круглый диск крутящегося стола. Так они чокаются.

Если на столе лежит две пары палочек разного цвета, то это значит, что белыми следует «рыбачить» в общих тарелках, а черными орудовать над индивидуальным блюдом. Бахчевые приносят примерно к середине застолья, ну а вся процедура подходит к концу, когда официант подает суп. У нас с него обед начинают, у них им его завершают.

На ужин там принято в качестве закуски подавать маринованные лотосы. Знающие люди поделились секретом: оказывается, лотосы повышают сексуальное желание. Китайцы поглощают их с большим удовольствием. Возможно именно поэтому их так много. Мы, все же, не рискнули есть их с тем же аппетитом, дабы не мучиться потом в одиночку в номере ночного отеля.

Из-за стола там каждый раз мы выходили еле живые. Желудок был набит до отказа, благо, пища у них довольно легкая и тяжесть проходила относительно быстро.

Большим потрясением для нас было и посещение обжорного ряда в Пекине. За смешные деньги там можно купить себе вкусной еды. Да только вот лучше не знать, из чего все это приготовлено. В ассортименте: жареный бараний пенис, утиные перепонки, мыши в кляре, тропические тушенные тараканы и запеченные лапки лягушки. Мы не смогли перебороть себя и съесть там хоть что-нибудь, но вот китайцы очень любят такие торговые площадки и совершенно спокойно поедают эти вещи.

Шанхайские каникулы

В одном из самых больших городов мира, неподалеку от делового центра Азии, всего в нескольких километрах от самого высокого небоскреба Китая, на перекрестке двух самых обычных улочек Шанхая спрятался памятник Пушкину Александру Сергеевичу. Стоит он как-то по-особенному, то ли радуясь своим южным координатам, то ли тоскуя по родине, как, в общем-то, и свойственно типичной русской душе, когда не знаешь смеяться или плакать.

Об этом памятнике известно только то, что его воздвигли русские эмигранты в XX веке. Кто именно, уже никто и не помнит, но стоит бюст Пушкина там по многолетнему праву настолько давно, что так гармонично вписался в повседневную картинку чужой жизни, что, кажется, убери его сейчас, чего-то будет не хватать.

Шанхай – удивительный город. Китайцы там выше, краше и бледнее, чем в том же Пекине. Более спокойные и рассудительные, несмотря, казалось бы, на то, что южане. Архитектура этого города необычайно привлекательна. Состоит он в основном из небоскребов, да таких разных и непохожих друг на друга, что диву даёшься. Один – копия карандаша, другой напоминает кисть художника, третий увенчала матовая жемчужина, а четвертый полностью стеклянный, включая крышу. Там нам, кстати, удалось побывать. Скоростная кабина лифта унесла нас на 82-й этаж с бешеной скоростью.

Мы смело шагнули на крышу и только там осознали, что мы стоим на стекле на 300-метровой высоте. Под ногами огромный город-гигант, а над головой облака – можно рукой дотянуться. Мы с ужасом глянули на наших китайских коллег: «Мол, как вы могли не предупредить нас о том, что нас ждет тут такая высота без страховки?». Привыкшие к такой реакции журналисты Поднебесной улыбнулись и, указав нам на белоснежную дверь слева, пояснили: «Цисо!», что в переводе на русский означает - туалет. Благополучно оставив свои страхи в «цисо», мы спустились на лифте вниз со скоростью, как нам объяснили, «быстрее, чем, если бы с парашютом, но…медленнее, чем без него».

В Шанхае в отличие от Пекина мало, какие торговцы понимают русский язык, а официанты ресторанов и вовсе не знакомы с нашими туристами. В одном из ресторанов нам подали «Русскую водку», от которой мы дружно отказались. Мальчик-официант долго не мог потом взять в толк: как так – русские не хотят водки? Как так? Как так?

К тому времени мы уже толком подустали от экскурсий по китайским музеям, где все экспозиции организованы таким образом, что складывается впечатление, будто все в этом мире сделано для Китая, вопреки Китаю или во имя Китая. На такие мероприятия наши коллеги время не жалели и выделяли по 4-5 часов. После одного из таких изнурительных путешествий в мир истории Поднебесной у нас даже родилась такая чисто профессиональная шутка: кто вовремя не сдаст медиа-отчет о командировке, тот пойдет на принудительную 8-ми часовую экскурсию в музей.

Загадочный Хо Го

В одном из бедных кварталов южной провинции Ханчжоу нас угостили Хо Го. Это суп из соевого мяса и странных грибов. Его особенность в том, что ты варишь его сам прямо на столе в маленьком металлическом котелке на мини-костре, принесенном из кухни. После такого яства нам всем стало не по себе. Моему коллеге из Волгограда все время казалось, что парни за соседним столом норовят плюнуть ему в спину, и мы даже несколько раз взволнованно исследовали его куртку на предмет посторонних извержений. А ночью галлюцинации посещали абсолютно всех: мне казалось, что в холле отеля ходит что-то сверхъестественное и все время хотелось встать и выйти глянуть на него со священным ужасом, но лень обуревала. Я успокаивала себя тем, что если что-то там и есть, оно само придет. Как в фильмах ужасов. А кому-то чудилось, что он разговаривает со своим чемоданом. Уф.., утром мы пообещали себе никогда больше не есть грибы. Никакие в Китае.

Для того чтобы отделаться от скверных ночных мыслей мы даже дружно вышли на зарядку с утра. Там её делают каждое утро в каждом квартале. Знакомые люди и случайные прохожие. Все вместе. Улыбаясь друг другу, как давним приятелям. Они, кстати, народ вообще очень приветливый. В одном из тамошних аэропортов прибывших пассажиров даже встречает надпись: «Улыбайтесь, вы в Китае!».

Когда мы покидали эту страну, всех обуревало странное чувство, будто заканчивается не просто командировка, а что-то гораздо большее. Мы прощались с Китаем как с чем-то особенным, таким далеким и таким близким. В перевернутом с ног на голову мире каждый из нас нашел что-то необычайное. Мы даже полюбили шум строительных агрегатов в 5 утра, полную тишину в 10 вечера - Китай засыпает рано, многочисленных велосипедистов, торговцев, чайные церемонии. Мы увидели Поднебесную такой, какой её не видят обычные туристы, и такой она понравилась нам больше…

Комментарии 0